Донни Бернс и Гейнор Фейвезэр

четырнадцатикратные чемпионы мира по La

шестикратные победители Блэкпульского фестиваля

 

Донни Бернс родился 22 ноября  1957 года в городе Хэмильтон (Шотландия) в семье педагогов. Мама работала в школе, а отец – учителем музыки и искусства, а также исполнителем классической музыки. Мама – итальянка, отец – шотландец. Когда Донни был ребенком, родители немного танцевали. И кстати брат, который на шесть лет старше (впоследствии британский военнослужащий), был чемпионом Шотландии по танцам в Юниорах и Ювеналах. В школе Донни  учился хорошо, играл в футбол. Причем футбол был такой же страстью, как и танцы. Всегда очень любил животных и, начав в детстве, до сих пор участвует в благотворительной для них деятельности по линии католической церкви.
Танцами  Донни начал заниматься с семи лет в Глазго. Его педагоги Айрон и Хелен Роланс. Чемпион Шотландии до 9, 12 и 16 лет и финалист Блэкпульского детского фестиваля. В 1975 году перешел в категорию Взрослые и, продолжая танцевать в двух программах, стал чемпионом  Шотландии. Постоянно занимаясь только с Ролансами, Донни бывал в Англии только на конкурсах, и лишь в 19 лет поехал туда на уроки к Сэмми Стопфорду.
Гейнор Фейвезэр родилась 26 сентября 1956 года. Танцами начала заниматься с 10 лет, причем сразу очень целеустремленно. Став королевой латины, Гейнор на всю жизнь сохранила особое отношение к балету как первой любви. 
Донни и Гейнор начали танцевать вместе в 1976 году. Для этого Донни пришлось переехать в Манчестер. В это время он изучал право на юридическом факультете университета в Глазго, но его пришлось оставить. Их учителем стал Сэмми Стопфорд, первый  педагог Гейнор. Собственно именно он и познакомил танцоров друг с другом. Спустя несколько месяцев на первом чемпионате Европы в 1977 году они стали четвертыми. Следующим турниром был International, и снова - финал, а затем и на UK. На первом Блэкпуле они были в 24, но уже на следующем - Донни и Гейнор поднялись на вторую ступень. В 1979 году они стали чемпионами Великобритании в латине. На Блэкпульском фестивале они выиграли в любителях  дважды  - в 1980 и 1981 гг., а затем перешли в профессионалы. В этот период они перешли заниматься сначала к Нине Хант, а спустя несколько лет – к Уолтеру Лейэрду. Почти одновременно с ним они начали работать с Эспеном Салбергом.
В 1980 году за высокие достижения в любительском бальном танце принцесса Анна вручила им ежегодную премию Carl Alan Award за 1979 год. В том году они взяли все первые места на всех турнирах, включая чемпионат мира.
Свой первый чемпионат мира среди профессионалов Донни и Гейнор выиграли в 1984 году. После этого они тринадцать раз подряд  поднимались на высшую ступень пьедестала почета, действительно став некоронованными королями латиноамериканского танца. Один раз, в 1990 году, они попробовали себя в новом качестве, выступив в программе латиноамериканского сэквея, и снова завоевали титул  чемпионов мира. За этот период они неоднократно становились чемпионами Европы, победителями самых престижных международных турниров и прежде всего Блэкпула.
Донни и Гейнор – победители I и II Кубка мира в Кремле (1995-1996). Москва оставила  в их памяти особый след. По словам Гейнор, восьмитысячный зал скандировал как на рок-концерте – «Донни и Гейнор!» (I Кубок мира проходил в Лужниках).
«Вы не можете кого-то сделать хуже, - как-то признался Донни Бернс, - только потому, что вы сами пытаетесь быть лучше. И не потому, что они что-то неправильно делают. Гораздо проще следовать за кем-то, чем быть самому постоянно на вершине. Тот, кто выходит вперед, получает, как принято у нас говорить, «ветер в зубы».
Донни и Гейнор всегда отличал поиск своего, только им присущего пути в латиноамериканском танце. Они совершенствовали свой танец, используя самые разные источники.
В 1996 году Донни и Гейнор решили завершить танцевальную карьеру. Но прошло два года, и  в 1998 году они вновь появились  на паркете. В этот раз на чемпионате мира в Йоганесбурге (ЮАР). Они вернули себе титул чемпионов мира, однако после этого решение уйти стало окончательным.
За заслуги в  развитии бального танца Донни Бернс и Гейнор Фейвезэр удостоены высшего почетного звания Великобритании – Member of British Empire (MBE).  
Донни Бернс ведет активную организационную работу.  В настоящее время он уже дважды избирался на пост президента Всемирного танцевального совета (WDC). До этого являлся председателем Спортивного комитета  Всемирного совета по танцу и танцевальному спорту (WD&DSC),  членом оргкомитета Открытого чемпионата Германии (Манхайм), выступал соорганизатором  турнира в Барселоне в 2002 году  Лекции, семинары, индивидуальные занятия расписаны у него на многие месяцы вперед.
После завершения выступлений с Донни Гейнор продолжила конкурсную карьеру, танцуя  в течение двух лет с Мирко Саккани из Италии, но потом, живя в Гонконге, полностью переключилась на педагогическую работу.
После пятилетнего перерыва Донни Бернс и Гейнор Фейвезэр вышли на паркет с показательной румбой  на Конгрессе учителей бального танца на Блэкпульском фестивале 2003 года, в память о своем учителе Уолтере Лейэрде. А затем с этим удивительным образцом танцевального искусства имели возможность познакомиться зрители в разных концах света, в том числе и в Москве  - на юбилейном, десятом Кубке мира.
Рассказывает Гейнор Фейвезэр:
«С чего начался ваш успех?
С первого выхода в финал национального чемпионата Британии. Это было так давно, что я уже и не помню точно в каком году. Но помню цвет костюмов – сочетание розового и цвета морской волны. А второе – наше выступление на Блэкпуле в тот год, когда мы стали вторыми. Нас тогда еще никто не знал. На предыдущем Блэкпуле мы были в 24. Продвинуться за год из 24 на второе место – это было чем-то невероятным. Я очень хорошо помню публику. Публика все-таки играет очень важную роль. Как только мы почувствовали, что «зажгли» ее, мы сами поняли, что стали танцевать лучше.
Какой период был для вас наиболее успешным?
Такими были ранние годы нашей с Донни карьеры. Их можно назвать – годы счастливого неведения. Возможно, вы такое можете представить с трудом, но, когда мы приходили на тренировку, мы думали: «Почему все так много работают? Они что, не знают, как надо танцевать?» Мы «пробегали» по пяти танцам и шли домой. Это были те дни, когда думаешь, что ты великолепен (хотя на самом деле это не так). А потом вдруг все меняется. Ты понимаешь, что не умеешь танцевать. Мы даже попадали в финалы профессиональных турниров, не умея танцевать. Просто об этом не догадывались. Конечно, что-то мы умели делать - двигались под музыку. Но танцевать не умели! Хотя и получали удовольствие. А вот потом, когда начинаешь учиться, становится тяжело. Приходится делать вещи, которые противоречат твоей природе. И надо очень много работать. Это очень сложно, но прошло через это большинство великих танцоров, из тех, кого я знаю. Очень много времени в зале проводили и мы с Донни.
Главное предназначение любого танцора – переступить грань возможного. Многие люди считают, что танцы – веселая развлекательная прогулка по жизни, но на самом деле – это серьезный и тяжелый труд.
Что бы вы могли сказать о своем партнере?
Донни – гений. Он всегда точно чувствовал, когда надо что-то изменить в нашем образе. Я ему часто говорила: «Ты сошел с ума! Мы ни за что не будем это делать. У нас из этого ничего не получится». Но у нас получалось, и поэтому он – гений. Он мог заглянуть в будущее.
А кроме того Донни создавал нам практически всю хореографию, которую другие пары используют до сих пор. Возможно, вы со мной согласитесь, что профессионал не должен приходить к учителю за хореографией. Бытует же обратное представление. Но, если вы профессионал и знаете, что хотите танцевать, никто кроме вас лучше вам хореографию не сделает».
Рассказывает Донни Бернс
«Какой период танцевальной карьеры был для вас наиболее успешным?
Это сложный вопрос. Многое зависит от вашего понимания того, что такое успех… Мы были почти двадцать лет на вершине, непобежденными. А это большой период времени. Трудно выбрать. Но для меня, если говорить о достижениях, а каждый чемпионат мира можно назвать таким, явился последний в Южной Африке. Потому что мы уходили, конкурировали, Южная Африка… Но действительно трудно сказать».